Полеты во сне и наяву

Я никогда не был профессиональным лётчиком, хотя где-то среди документов до сих пор хранится свидетельство гражданской авиации, выданное в начале 80х в Армении. Тогда, по долгу службы, мне необходимо было закончить трех недельные курсы бортоператора для того, чтобы я мог официально получать деньги за налёт часов. Характер работы тогда был связан с ежедневными полётами на вертушке “МИ-8” вокруг озера Севан и обслуживанием гидромет оборудования, расположенного в отдаленных и труднодоступных точках горных хребтов, окружающих озеро.

Летать я стал примерно с пяти лет. С середины 60х и почти до конца 70х – на дальний север, где я тогда жил с родителями. Летали на перекладных. Единственным транспортным средством тогда был турбовинтовой пассажирский самолет “ИЛ-18”, который прослужил долгую и добрую службу на многочисленных авиалиниях Советского Союза. Машина достаточно надежная и крепкая. Летали на север со множеством промежуточных посадок вдоль всей Арктики. Необъятные просторы страны можно было ощутить самому на собственной шкуре. Яркие воспоминания детства, связанные с такими путешествиями, крепко засели в памяти.

Рейс пролегал из Москвы в Кепервеем (Чукотка) по следующему маршруту:

Москва – Нарьян-Мар -Амдерма – Диксон (иногда Игарка, если не принимал Диксон) – Хатанга – Дудинка (Норильск) – Тикси – Чокурдах – Черский (Зеленый Мыс) – Кепервеем.
Такая дорога выматывала полностью. Готовились к ней, как к своего рода подвигу.

Сейчас, на “ТУ-154”, который пришел на смену “ИЛ-18”, летают с одной промежуточной посадкой в Норильске (Москва – Норильск – Певек). Полет занимает около 9 часов.
А тогда эти перелеты были по 18-20 часов.

Вероятность попасть в неприятность во время таких путешествий была достаточно велика. Авиа проишествия случались, но тут же попадали под гриф секретности и кроме узкого круга специалистов из авиапрома о них почти никто не знал.

Кстати, мне так и не удалось найти в Интернете информацию о авиа проишествии, которое произошло с нами в середине 70х в Амдерме, когда жизнь всех пассажиров нашего “ИЛ-18” буквально висела на волоске. После взлета, примерно через 15 минут, у самолета остановился сначала один, затем второй и третий двигатели. Я был свидетелем этого чуда, когда наш “ИЛ” повернув обратно, плюхнулся на взлетку с одним из четырёх работающим двигателем (!) На земле нас уже ждали скорые и пожарные службы. Самолёт тогда опломбировали до выяснения всех обстоятельств проишествия, приставили к лайнеру часового, а весь рейс оказался вне летного плана, который пустили на “попутках” по просторам нашей великой страны. Тогда, вместо обычного маршрута, мне удалось побывать в Новосибирске, Якутске и прочих городах, которые были далеко в стороне. До нашего места назначения на Чукотке, добирались мы тогда целую неделю.


Тем не менее, слух о проишествии все же быстро распространился по трассе. При дальнейшем посещении попутных населенных пунктов, нас встречали там, как погорельцев, уделяя максимум внимания, сопереживая и просто проявляя бескорыстность и человеческую доброту. Было очень трогательно и приятно осознавать, что хороших людей у нас все же большинство.

С Чукоткой связано еще несколько неприятных моментов, связанных с авиатранспортом. Во время перелета на Чукотку (экспедиция Шпаро “Берингов мост”), наш транспортно-грузовой самолет дальней морской авиации, зафрахтованный под это дело, совершил вынужденную посадку в занесенном снегом поселке Мыс Шмидта. Это было в середине февраля 89го.

Все последующие два случая стали так же следствием плохих метеорологических условий, которые на Чукотке очень частые. На Шмидта мы садились вобще при фактически нулевой видимости. Анадырь не принимал по погоде, как впрочем и все остальные аэродромы по всей Арктике. Горючки оставалось только до Мыс Шмидта. Туда и “упали”. При посадке у одного из пассажиров от резкого перепада давления пошла кровь из носа и полопались сосуды в глазах, от чего он временно ослеп. Мы даже не садились, а падали на взлетку вертикально вниз. Летчики-то вояки и с боевым опытом в Афгане. Им не привыкать к таким “аттракционам”. Посадка была очень жесткая. Кстати, как выяснилось позже, данный самолет был списан 10 лет назад и продолжал бороздить бескрайние просторы отечественного неба.
Ждали неделю погоды на Анадырь.

Второй малоприятный момент случился, когда из Анадыря прилетели в бухту Проведения. “АН-24” грузовик садился на полосу боком по причине сильнейшего бокового ветра, который постоянно пытался нас прибить к ближайшей крутой горе. Лайнер жутко трясло при посадке и казалось, что он развалится в любую минуту.

Я такого в жизни не видел и не забуду. Просидев весь полет в грузовом отсеке, меня стало укачивать, и к концу полета, я попросился к летунам в кабину. Вот тут-то я и увидел собственными глазами настоящих профессионалов полярной авиации. Один из пилотов попросил меня сесть на пол в кабине и крепко закрепиться за что-нибудь ногами и руками. Я, устроившись между пилотами в проходе, нашел достаточно надежную точку опоры, чтобы при посадке не улететь головой в приборы и стал наблюдал за ходом приземления.

Самолет, сев буквально боком, подрулил к стоянке. Выйдя из самолета я не смог удержаться на ногах, по причине сильнейшего ветра, который сбил меня и потащил по взлётке. Проехав на пятой точке около 30 метров, я все же нашел возможность остановиться, распластавшись на бетонке, как разделанная шкура медведя. Постепенно, на карачках, я дополз до каких-то ящиков, которые мне помогли встать на ноги и продолжить движение. Зрелище было не для слабонервных, хотя и очень смешное со стороны. Никогда не думал, что при таких ветрах вобще возможно летать. Оказалось, что наши полярные летчики могут летать при любых условиях и в любом состоянии 🙂

Кстати, о состоянии. Питьевой спирт во время полета с экипажем дальней морской авиации…Но, это совсем другая история … 🙂

Третий неприятный момент был связан с вертушками “МИ-8” Магаданского авиаотряда, одна из которых, после возвращения с американского острова Малый Диомид на Аляске, еле села на прибрежную кромку у моря, не дотянув до поселка Лаврентия каких-то 5 километров. Тогда мы летели через Берингов пролив с дружественным визитом к американцам. Вертушки прилетели на остров, но внезапно резко стало падать давление и портиться погода. Необходимо было срочно возвращаться обратно. Стали заводить моторы, но у одного из наших “МИ-8” мотор так и не завёлся. Как следствие, сел аккумулятор. Сняли аккумулятор с другой работающей вертушки и все же каким-то образом завели. Кстати, дозаправка была на Диомиде. Американское топливо, как оказалось, было не совсем подходящим для нас. Такой параметр, как кристаллизация топлива при морозе оказался очень важным фактором и отличался от нашего – отечественного керосина. Короче говоря, кое как взлетели. Как долетели не понятно. Плюхнулись буквально у кромки воды на нашем берегу.

Рассказанное выше является личным ощущением произошедшего и основывается на реальных событиях прошлых лет. К нашим летунам отношусь с большим уважением и снимаю шляпу. Особенно к летчикам полярной авиации.

На фото: На полярной метеостанции (в радиорубке) пос. Мыс Шмидта Арктика 1989г.

This entry was posted in Life and tagged . Bookmark the permalink.

14 Responses to Полеты во сне и наяву

  1. generationp says:

    да, богатая у тебя биография.
    продублируй сюда свой пост:
    http://community.livejournal.com/sky_hope/

  2. bbth says:

    Очень интересно! С большим интересом прочитал! А у меня, не далеко от дома, сохранился старый ангар 1931 года постройки, там был аэродром полярной авиации и оттуда осваивали крайний Север)

  3. admin says:

    Я не подписан на то сообщество. Можешь сам запостить?
    Либо я позже. После прописки 🙂

    THANX

  4. generationp says:

    это открытое сообщество. там главное условие, что пост должен быть твоим личным!

  5. generationp says:

    прикольно! покаж фотки если есть.

  6. aleshru says:

    Круто! Круто! Круто!

  7. muha_foreva says:

    Ого себе! Впечатлилась.

  8. alexbogd says:

    Спасибо, интересно и жутко было почитать 🙂

  9. radiolubitel says:

    интересный рассказ, спасибо

  10. de2 says:

    очень здорово, спасибо за рассказ

  11. serza says:

    В 1964 летел с родителями Провидения – Тикси – Москва.Помоему именно так ,с одной посадкой.Кажется,до Тикси на ИЛ-18,далее на ТУ-104.А про ветра-передвижения по военному городку, в пургу, по тросам ,запомнились на всю жизнь

  12. zanskar says:

    да, Андрюха разбередил ты мои чукотские воспоминания…

    Помню эпопею, когда надо было лететь в Лаврентия неделю вел “половую” жизнь в анадырском аэропорту (все лавки были заняты).
    Когда сделал свои дела в Лаврентия и окрестностях ждал погоды на обратный вылет дней десять: то у нас пурга, то в Анадыре, а то и везде сразу… Долетел в Анадырь и дней пять кантовался уже на скамейках в ожидании московского рейса…

    И в Провидения мы с Терентьевым Андрюхой зависли на неделю ожидая погоду… Причем в эту нелетную погоду в провидения борта из Нома (Аляска) приходили без проблем…

    Но, все равно мечтаю вернуться как-нибудь на Чукотку. Есть в ней какой-то магнит, как и вовсех Северах…

  13. admin says:

    Ха! Погода это вобще ж@па. Про это можно часами говорить. На Чукотке почти никогда погоды нет. Слишком територрия большая. По крайней мере размеры Чукотки сопоставимы с Францией, где на юге солнечно, а на севере снежно 🙂

    А про лавки помню. А как же!
    Эти “задержки рейса” – something special ^)

    Тоже хАчу на Чукотку.
    Но, как мыслится, в одну и ту же лужу войти невозможно.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *