… и прошло 20 лет

«R3A — ПАРЛАМЕНТ РОССИИ» — табличку с этими словами, написанными фломастером, операторы R3A изготовили и повесили над трансивером по нашей просьбе, когда мы, корреспонденты журнала «Радио», пришли в Белый дом, пробравшись через баррикады, чтобы сфотографировать любительскую радиостанцию и этих мужественных парней, рассказать об их подвиге. И пусть ни у кого на этот счет не возникает сомнения — все, что они сделали 19, 20 и 21 августа 1991 г. для столицы, Российской Федерации, ее парламента и правительства, для Бориса Николаевича Ельцина, Александра Владимировича Руцкого, Руслана Имрановича Хасбулатова, Ивана Степановича Силаева, для всех россиян,— действительно патриотический подвиг!

R3A и R3B — любительские радиостанции, развернутые в Доме Советов РСФСР на Красной пресне спустя считанные часы после начала путча. Они стали чуть-ли не единственными правительственными и парламентскими эфирными информационными каналами связи. В часы, когда москвичи под угрозой танковой атаки строили баррикады вокруг Дома Советов, операторы R3A и R3B, под оптическими прицелами снайперов, засевших на верхних этажах СЭВа и гостиницы «Украина», натягивали антенны на крыше Белого дома. Все дни и ночи, когда колоннам танков и БТР неколебимо противостояло живое кольцо из людей, готовых отдать жизни, но не пропустить войска заговорщиков к российскому парламенту, в эфире непрерывно, сквозь глушилки, звучали голоса операторов, передававших на любительских KB и УКВ диапазонах, а затем и на средних волнах только что под-
писанные Указы президента России, воззвания, решения правительства. Их принимали радиолюбители столицы, Ленинграда, в городах Украины, Белоруссии, Молдовы. Они передавались от станции к станции, незамедлительно направлялись в демократические газеты, размножались на ксероксах, в небольших типографиях и в виде листовок появлялись в метро, на площадях, улицах.

Информационная блокада, задуманная заговорщиками, чтобы задушить гласность, демократию, свободу, не получилась. И в этом — весомый вклад радиолюбителей — наших коллег, эфирных друзей, наших верных читателей.
Когда мы встретились, угрозы штурма уже не было, напряжение спало и ребята почувствовали жуткую усталость. Осипшие голоса, бледные, небритые, осунувшиеся лица, но светившиеся радостью глаза. Все чаще звучало слово «Победа». Ребята с волнением рассказывали о пережитом. А пережили они за эти 72 часа немало.
Они не испытывали трудности при выборе — с какой стороны баррикад им встать. Люди действия, они привыкли не словами, а поступками определять свое место в сложнейших жизненных ситуациях. Не случайно многие из них — члены благородного корпуса радиолюбителей – спасателей, работавших в эфире и в поверженных землетрясением городах и селах Армении, и в потерпевших бедствие населенных пунктах Грузии, Таджикистана, Ирана…
Но 19 августа зашатались стены родного дома. И они, не задумываясь, в едином порыве, пришли к Дому Советов РСФСР. Вместе с тысячами москвичей строили баррикады. Это уже потом они стали радистами Парламента России, когда узнали, что пут-
чисты «вырубили» передатчики «Радио России», «Эхо Москвы» и лжепропагандой и информационной блокадой пытались оторвать президента России от страны, народа, когда почувствовали, что Белому дому нужна связь так же, как людям жизненно необходима информация из Белого дома.

И московские радиолюбители сделали все, чтобы прорвать блокаду. С огромным риском они привезли в Белый дом свою аппаратуру и в ночь с 19-го на 20 августа, когда путчисты готовили штурм Российского парламента, вышли в эфир.
Здесь работало несколько любительских радиостанций. На шестом этаже — группа, в которую вошли Андрей Громов (R3A/UA6XGL), Дмитрий Гуськов (UV3DCX), Владимир Казаков (UA1ZCU), Александр Панормов (RW3DP), Юрий Промохов (UV3ACQ), Антон Ребезов (UA6YHP), Петр Стрезев (UA3AOC), Андрей Черняев (UA9-163-075), Евгений Шаблыгин (RA3AA), Валерий Папков (UA3ANL), Андрей Новоселов (RW3AO), развернула коротковолновую и ультракоротковолновую радиостанции, которые вышли в эфир с позывным R3A.
В доставке аппаратуры радиолюбителям очень помог гонщик спортивного клуба «Вираж» Г. Габидзашвили.
Независимо от R3A, услышав по громкоговорящей связи сообщение, что Белому дому нужны радиоспециалисты, прямо с баррикад пришли сюда Адриан Сергазиев (UA3AMX), ‘ Борис Юрков (UA3AMC), Сергей Мазунин (RA3AMM), Алексей Безруков (RA3AB) и Юрий Зак (RA3ATM). Это благодаря их усилиям на 11 -м этаже заработала радиостанция R3B, а на самой высокой точке Дома Советов, в башне, на флагштоке которой сегодня развивается российский трехцветный флаг, был установлен средневолновый передатчик, настроенный на частоту вещательной станции «Радио России».

…Мы в комнате 6.80. R3A продолжает работать. Сюда то и дело заходят, как старые* знакомые, народные депутаты, члены штаба обороны Дома Советов. Многие из них в ночь на 20 августа брали из рук операторов микрофоны и обращались к москвичам, россиянам.
Только что кончилась чрезвычайная сессия Российского парламента. R3A несколько раз передала в эфир принятое постановление, но это скорее по инерции. На своих частотах, через возобновившие работу передатчики, уже вещают «Радио России» и «Эхо Москвы».
— Многие ведущие радиожурналисты,— вспоминает Андрей Громов,— вели свои передачи отсюда на любительских KB диапазонах. Но главное — мы передавали Указы Бориса Николаевича Ельцина.

Перелистываем аппаратный журнал R3A. Андрей комментирует:
— Первая запись в 2.45 MSK. Это уже 20 августа. Вышли в эфир на частоте 3,640 МГц. Передаем «Обращение к гражданам России!» и Указы президента.
О нашей R3A узнали радиокомментаторы «Радио России» и пришли со своими материалами. Нам не потребовалось много времени, чтобы научить их пользоваться микрофоном с тангентой. Они прерывали свои комментарии только в том случае, когда из штаба обороны или секретариата президента поступали документы для срочной передачи.
По контрольному приемнику, настроенному на 14 175 кГц, мы поняли, что нас слышат радиолюбители. В эфире шла настоящая дискуссия…
Очередная запись в аппаратном журнале. «4.50 MSK. Нас начали глушить…».
Как вспоминают операторы R3A, в это время Белый дом жил особо напряженной жизнью. С минуты на минуту ждали штурма Парламента. Все готовились к отпору.
Настоящую радиоборьбу со специальными средствами «электронной войны» начали и операторы R3A. Здесь помогало их высочайшее мастерство, Они оперативно меняли диапазоны, мгновенно отстраивались от мощных глушилок и вели свои передачи.

— Вначале,— добавляет Александр Панормов,— мы сообщали коротковолновикам запасные частоты, на которые
будем переходить, если на нас сядет глушилка. Но вскоре поняли, что этим облегчаем жизнь радиопротивнику. Тогда применили хитрость. Перешли на любительский жаргон. Например, сообщали: «Сдвигаемся на 10 от края телеграфа в DX участке». Коротковолновикам все было понятно, а военные радисты теряли нас и долго шарили по эфиру…
Среди московских, и не московских любительских станций, у R3A и R3B с каждым часом появлялось все больше добровольных самоотверженных помощников. Слово «самоотверженных» написано не случайно. Напомним, что в столице было введено чрезвычайное положение, объявлен комендантский час, уже действовало постановление № 1 ГКЧП «Решительно пресекать распространение подстрекательских слухов, действия, провоцирующие нарушения правопорядка…». И вот в этих условиях операторы UZ3AXJ проявили настоящее мужество. Эта радиостанция принадлежит научно-техническому центру «ЮНЭВО» Минобразования РСФСР. Ее операторы не только принимали Указы президента, но и, используя факс, электронную почту, передавали дальше все, что принимали из Белого дома. Об их возможностях распространения информации говорит то, что в компьютерную сеть — «Фидонет», которая была в эти дни целиком в распоряжении радиолюбителей, входило 30 корреспондентов в Москве, четыре — в Ленинграде, по несколько в Омске, Барнауле, Харькове.
UZ3AXJ сыграла еще одну важную роль в напряженной радиоборьбе R3A и R3B, которую они вели с глушилками. Молодые операторы трое суток несли радиовахту, слушали эфир и наводили радиостанцию Парламента России на свободные от помех частоты. Об этом коллективе мы обязательно подробно расскажем на страницах «Радио».
Но у радиостанций Парламента России были не только помощники, но и цинично и преднамеренно мешавшие ее работе. Правда, они, как правило, трусливо не называли своих позывных. Однако, радиолюбительская обществен-
ность вряд ли может закрыть глаза на эти факты. К счастью, их было немного. Большинство радиостанций своей активной работой в эфире, словно участвуя в своеобразном референдуме, «голосовало» за Ельцина…

Вот еще одна запись в аппаратном журнале, но другого рода:
«R3A, Москву вызывали Березники, UA9FBH/A. Оператор Владимир просил принять радиограмму: «20 августа городская газета «Березников-ский рабочий», отвергая диктатуру самозванного комитета, опубликовала материалы в поддержку демократии, президента РСФСР, президента СССР. На родине Ельцина не признают путчистов… Выражаем поддержку Борису Николаевичу и полны решимости отстаивать попранные путчистами права человека. Верим в Россию, верим в Ельцина.
По поручению журналистов главный редактор Узких».
Время передачи 10.20 MSK, 20.08.91 г.
Операторы радиостанций Парламента России начали устанавливать официальные контакты с областными центрами. Первым вышел на связь Волгоград. Образовался прямой канал связи с Ленсоветом.
Несколько позже R3A установила через U05A регулярную связь с Молдовой, ее парламентом. Туда операторы передали Обращение Парламента России Парламенту Молдовы.
Еще с одной важной стороной деятельности любительской радиостанции познакомил нас Дмитрий Гуськов.
— Наряду с передачей правительственных документов,— рассказал он,— нам удалось решить важную оборонную задачу: собирать через радиолюбителей Москвы сведения о передвижении войск, которые мы тут же передавали в штаб обороны. Ребята виртуозно, с высоким мастерством, отстраиваясь от глушилок, передавали сведения о дислокации частей, движении колонн танков и бронетранспортеров. По эфиру R3A сообщила свои телефоны, и сведения потекли и по этим каналам.

— Нам очень помогла и УКВ сеть в диапазоне 145,600 МГц,— добавляет Петр Стрезев.— Здесь работали многие московские ультракоротковолновики.
Петр умолчал, что собственно он и создал эту сеть. Уже утром 19 августа он приехал к Белому дому. Участвовал в строительстве баррикад и заграждений и вдруг услышал, что парламент испытывает трудности со связью. Ему удалось встретиться с народным депутатом отцом Глебом Якуниным, который и помог Петру выйти на радиолюбителей, монтировавших передатчики на 6-м этаже Дома Советов.
Самыми активными корреспондентами Стрезева стали Александр Фетисов — UA3AMB, Василий Заушицин — RW3DR. Василий, живя за городом, в районе Немчиновки, регулярно сообщал в Белый дом, если по шоссе в сторону Москвы двигались танки.
Но наш рассказ будет не полным, если мы, хотя бы коротко, не скажем о творческой изобретательности, техническом мастерстве Адриана Сергазиева, Сергея Ма-зунина, Алексея Безрукова и других энтузиастов, которые в течение одной ночи, используя блоки обычного телевизора, смонтировали средневолновый передатчик. Они также срочно переделали 160-метровый диапазон тран-сивера с SSB на AM и перевели его на частоту 1,5 МГц. Теперь трудно сказать, кто здесь был «главным теоретиком», кто «главным конструктором», а кто рядовым монтажником. Важно, что благодаря их усилиям — начиная с 12 часов дня 20 августа и до тех пор, пока хунта не отступила и не заработали вещательные станции Российской телерадиокомпании, любительский передатчик обеспечивал прорыв эфирной блокады на средних волнах. Ему с полным основанием можно было бы присвоить позывной «Радио России».
А как оценивают работу радиолюбителей руководители и члены штаба обороны Дома Совета РСФСР? Мы беседовали с начальником связи Дмитрием Дмитриевичем Гальцовым.
— В организации связи,— сказал он,— мы столкнулись
с большими трудностями. Нас глушили, забивали каналы, отключали. Поэтому нам пришлось использовать радиолюбительскую связь и передавать указы, распоряжения, постановления эстафетным способом. Благодаря мастерству операторов, их настойчивости, мужеству эти важнейшие документы были доведены не только до советских людей, но и жителей зарубежных стран.
…Когда мы прощались с операторами радиостанции R3A, они еще продолжали работу в эфире. Не только советские, но и – зарубежные коротковолновики стремились провести QSO со столь уникальной «DX-станцией». Они поздравляли всех с Победой, передавали сердечные 73! И в ответ из Москвы, из Белого дома, от имени радистов парламента была передана взволнованная радиограмма в адрес радиолюбителей России, Советского Союза и всего мира:
«Дорогие коллеги!
Мы счастливы, что в минуту испытаний наше братство смогло найти свое место в строю защитников свободы и демократии… Прихвостни бан-; дитской хунты прервали вещание свободных радио- и телестанций. Ложь и клевета заполнили эфир.
На помощь пришли радиолюбители. Все мы — как и те, кто находился в осажденном парламенте России, так и те, кто сообщал о дислокации и перемещении военной техники, принимал и ретранслировал наши сообщения—были едины в своем стремлении помочь Родине.
Наши маломощные передатчики сумели пробить стену помех, создаваемых профессионалами из спецслужб. Ведь на любительских радиостанциях работали люди, боровшиеся за свободу, а таких людей победить нельзя ни на баррикадах, ни в эфире.
Мы постоянно чувствовали поддержку друзей во всем мире. Спасибо вам всем! Мы выстояли вместе…
Москва, Парламент России. 22 августа 1991 г.».
А. ГРИФ, спецкорр. журнала «Радио»

РАДИО № 10, 1991 г.

This entry was posted in Life and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *