HOME (RU) BLOG FORUM ALBUM MISC (RU) CONTACT (RU)
EN
Центр Африки. Руанда.
9Х0А (RW3AH)
А.Федоров

МУРАБЕХО, АФРИКА


Продолжение (Часть -2)

Моим планам уехать в Россию в феврале не суждено было осуществиться по не зависящим от меня причинам. Так что я все еще нахожусь в маленькой Руанде, которая стала для меня целым миром. Потому что повсюду над нами есть громадный эфир, не дающий ощутить себя одиноким.

В прошлой статье я рассказал о первых африканских впечатлениях, в основном касающихся флоры и фауны, а также об особенностях местного языка. Что касается фауны, то знакомство с ней продолжается. На днях была чудом обнаружена змея, которая пыталась спастись от жары в моем коттедже. Коварный нрав африканской погоды я тоже, как оказалось, недооценил. После шести месяцев пребывания на грани экватора я уже мнил себя старожилом, испытавшим любой напор тропического дождя и ветра. Но 7 февраля руандийская природа внесла поправку в мои представления о ней. В этот день над нашей горой разразился ураган, достойный берегов Флориды. Впервые я понял, что метафора «стена дождя» не выдумка досужих писателей. Деревья, имевшие неосторожность отрастить слишком пышные кроны, беззвучно разламывались у нас на глазах. Беззвучно, потому что всё на свете заглушал адский грохот, который дождь выбивал в том числе из наших крыш. Крыши же теснившихся под горой лачуг, в которых обитали беженцы-руандийцы, согнанные с родных мест гражданской войной, оказались менее прочными. То полкрыши, а то и сразу всё жестяное крыло начинало трепетать – и отлетало прочь.

Оторванные ветки проносились мимо окна радиорубки с удручающей регулярностью. Но я был спокоен. Моя трехэлементная антенна “TH3mk4” Hy-gain все же должна была устоять. Прошло не столь много времени, и эта уверенность была рассеяна страшным грохотом, обрушившимся на мою голову. Я не рискнул тут же выйти и проверить, что же произошло, иначе тоже был бы сметен ураганным ветром. Осторожно взглянув из-за двери на ослабшие растяжки, которые ветер нещадно рвал, я понял: случилось, то, чего я не мог себе представить…антенна. Время подходило к трафику РАС, и, переключив антенну на запасную – широкополосный диполь, которая чудом еще оставалась целой, я начал вызов ожидавших меня ребят. Корреспонденты тут же отметили не- обычно слабый уровень моего сигнала и попросили объяснить причину. Напрягая голосовые связки и перекрикивая шум урагана, мне с трудом удалось рассказать о происшедшем и всем пережитом в эти минуты. В ответ посыпались советы «бывалых» как скорее восстановить утраченную антенну и выйти на тот уровень, который был до катастрофы. Но для начала необходимо было разобраться с потерями, которые понесла радио часть нашей миссии.

Вокруг, журча, маленькими ручейками растекалась дождевая вода. Под ногами было сыро и скользко. Солнце, как ни в чем не бывало, озаряя все вокруг своими свежими лучами, сильно пригревало. Единственное, что напоминало о только что закончившемся урагане, который так же внезапно прекратился, как и начался – почти в обруч погнутая мачта и жалкое подобие доселе грациозно стоящей конструкции - антенны, красовавшейся на лоне африканского ландшафта. Искорёженные трубы, сорванные и запутавшиеся растяжки уныло шевелились под легким ветром. Валялись погнутые листы кровельного железа, неизвестно откуда прилетевшие. Поломанные массивные деревья как веточки были разбросаны повсеместно. Предстояла нелегкая работа по восстановлению последствий ЧС. Подсчитав убытки, я понял, что восстановить антенну удастся, хотя и с некоторыми утратами. Выправив дюралевые трубки, а кое-где и удалив некоторые фрагменты конструкции, без потери технических характеристик антенна была установлена на прежнее место, хотя и потеряла примерно 2 метра высоты.

Но этим несчастия, связанные с сюрпризами погоды, не закончились. Не прошло и недели, как разыгралась страшная гроза. Мне приходилось бывать во многих уголках в основном северного полушария, но то, что я увидел на этот раз, превзошло все мои ожидания. Экваториальная зона Африки – ни с чем не сравнимое место на Земле. Те грозы, которые мы изредка наблюдаем в знойные летние дни в Европейской части России, называя их страшными, покажутся совершенно безобидным природным явлением. Начавшееся напоминало конец света. Мрак африканских джунглей разрывался частыми и яркими вспышками молний, сдобренными грохотом грома. Сопровождавший это явление дождь бесконечным шквалом бил по крыше радиорубки. Молнии, попадая в проходящую поблизости ЛЭП, заставляли срабатывать защиту, постоянно отключая напряжение в сети. Наконец настал черед горки, где мы располагались.

В тот момент я находился у радиостанции, пытаясь поскорее выкрутить все антенные разъемы из техники. Не хватило всего нескольких секунд: за окном раздался очередной, более мощный, разряд молнии. С металлических частей окружающих меня конструкций со всех сторон посыпались искры.

Не помню, как я оказался в соседней комнате, где сидел на полу, глупо моргая и ничего не понимая. Мой товарищ, до этого тихо читавший книгу на кровати, с ужасом в глазах и тоже ничего не понимая, глазел на меня. Немая сцена продолжалась недолго, поскольку почти сразу потух свет. Это от перегрузки сработал автомат в щитке общего распределения электропитания.

- Ты живой?- Раздался в темноте голос моего товарища.

- Да вроде того,- ответил ему я, пытаясь осознать случившееся.

Потом ребята будут шутить, что спасла меня фирма «РИБОК», резиновые летние тапочки которой я постоянно носил.

Как водится в таких случаях, без потерь не обошлось. В момент попадания молнии в антенну была выведена из строя одна из базовых УКВ радиостанций, стоявшая в режиме сканирования на нескольких аварийных частотах ООН в Руанде. Данное изделие уже вряд ли когда-нибудь сможет сослужить свою добрую службу. Внешне оно напоминало теперь бесформенный кусок некогда работавшего радиоустройства. Мои электронные часы “G-SHOCK” также остановились, не отображая при этом на своем зеленом табло ровным счетом ничего.

Стихия улеглась лишь к утру, изрядно потрепав нервы обитателям нашего поселения и не дав всем сомкнуть глаз всю эту ночь…

Можно было бы пожаловаться на все эти милые приключения, но ведь самый коварный враг для людей, выполняющих миссию вдали от дома, не они, а самая банальная тоска.

…Африканские впечатления, поначалу такие свежие, отвлекающие ум и наполняющие эмоции, понемногу превратились в повседневную рутину («Опять эти ананасы на десерт!!!») Попробовано уже всё: и плоды сырного дерева, и загадочный фрукт «бычье сердце», не говоря о такой прозе, как папайя и маракуя. Освоены все близлежащие достопримечательности, в том числе национальный балет, исполняющий свой репертуар исключительно со щитами и копьями. Конечно, хорошо было бы также посетить национальный парк вулканов или попытаться увидеть гуляющих на воле горилл. Но всё это – в горах на севере и северо-западе, где идет весьма кровавая гражданская война. Из-за этого небольшого неудобства наша миссия обнесена колючей проволокой, выход за которую ограничен. В таких условиях велик соблазн начать коротать вечера, поддавшись «традиционному русскому развлечению». Разумеется, пристрастившиеся быстро оказываются снова на Родине с соответствующей репутацией. Более стойкие ищут и находят альтернативные варианты: устраивают чемпионат по домино или исполняют дурацкие желания друг друга: по четным – ты мои желания, по нечетным – я твои.

Как хорошо, что радисту это не грозит! Его домино – звездный эфир у него над головой.

Не знаю, работал ли кто-либо до меня из Африки c орбитальной космической станцией «Мир», но я все же решил рискнуть.

По пакету через RW6AWT отправил сообщение UA3CR и на следующий день получил ответ с подробными разъяснениями и инструкциями о том, как работать с «Мирами», на каких частотах и какими видами излучения. Вскоре от Леонида Михайловича я получил точное расписание орбит для моего QTH на весь февраль. Весь месяц, не пропуская почти ни одной орбиты, я пытался вызывать «МИР», но все мои попытки оказывались безуспешными. Однако причина неудач оказалась до обидного простой: в этот период на орбитальном комплексе происходила смена экипажа и космонавтам было не до любительского радио. Вскоре наступил март, расписание мое закончилось, а регулярный пакетный КВ канал тоже перестал функционировать из-за проблем с антенной на RW6AWT. Таким образом, доступ к информации и обмену корреспонденцией я временно потерял. Моя УКВ радиостанция (Standard “GX-1608”), которая по инерции сканировала все необходимые мне частоты, включая и частоты «МИРа», работала, не выключаясь, все 24 часа в сутки. И вот однажды, 4 марта - этот день мне запомнится надолго - станция остановила свое сканирование на частоте 145.985 МГц, и слух мой зафиксировал до боли знакомое урчание пакетного сигнала. Первой мыслью было: откуда в Африке на УКВ пакет?! Затем все стало ясно. На станции «МИР» запустили пакетный контроллер с электронным почтовым ящиком, встроенным GPS и маячком. Каждые полминуты передавались координаты комплекса в пространстве и короткое приветственное сообщение на английском языке. Все это удалось выяснить лишь спустя несколько дней, когда появилась возможность подключить свой TNC к УКВ радиостанции. А пока при каждом витке я наслаждался трелью пакетного сигнала маячка с «МИРа» и тщетно пытался вызывать станцию, выкрикивывая в микрофон то по-английски, то по-русски: «Вас вызывает Центральная Африка – Руанда, прошу ответить! Здесь 9Х0А!..».

Время шло и ответа все не было, как вдруг 6 марта, утром, при очередном заходе в зону радио видимости на мой вызов на чисто английском языке ответил некто. Это было как гром среди ясного неба. От неожиданности я стал непроизвольно путать русские и английские фразы, а из рук то и дело вываливался микрофон. Но здравый смысл все же возобладал над эмоциями, и, взяв себя в руки, я провел сеанс радиосвязи с обитателем орбитального комплекса. Им оказался Andy Thomas, австралиец, прибывший недавно на станцию для совместной работы с экипажем россиян. Так состоялось первое знакомство. Сеанс связи, хотя был и коротким (всего 6 минут), оказался весьма запоминающимся и плодотворным. Наладив пакет на УКВ, я вскоре сумел соединиться с электронным почтовым ящиком «МИРа» и даже оставить им персональное приветственное сообщение. Вызвав по команде LOG и взглянув на перечень станций, которые зафиксировал бортовой TNC, пролетая над Землей, я легко вычислил скорость с которой «МИР» передвигается. Оказалось, что для перелета Атлантического Океана комплексу требуется всего около 15 минут.

Удивительно, но уровень сигнала со станции «МИР» был таков, что я без труда принимал его на свою переносную УКВ радиостанцию «FT-51rh» с громкостью 59+, хотя расстояние между нами было как минимум 350 Км. В стационарном варианте я применял автомобильную антенну с магнитным держателем, которая была временно установлена на крыше моей радиорубки. Полагаю, что при таких же условиях в Москве мне наверняка не удалось бы связаться с «Мирами» из-за большой перегрузки частоты многими желающими из Европы связаться с ними. Кроме того, пролетая над Москвой экипаж, как правило, занят плановой работой с ЦУПом.

…Когда, шаря по диапазонам, я смотрел на карту мира, висящую на стене передо мной, глаза то и дело невольно останавливались на южных областях Судана – столь заманчиво близких – всего в двух сантиметрах к северу от надписи «Руанда». Вот бы, думал я, организовать DХ экспедицию в эту редкую территорию! Я мечтал об этом, несмотря на то, что занесенный непонятно каким ветром в наш коллектив арабист Дмитрий Осипов в красках рассказал мне о «прелестях» южно-суданского края: цепь неприступных гор, из которых вырывается Нил и разливается гигантской заболоченной равниной на полмиллиона квадратных километров; травяные острова, под которые течением утаскивает лодки; крокодилы, ворующие людей прямо из деревень; термиты, за ночь съедающие без остатка сапоги путешественника…Кроме того, в эфире постоянно «подзуживал» RZ3CC – Геннадий Григорьевич Шульгин, данная территория для которого являлась белым пятном для его “HОNОR-ROLL”. И все же я не устоял. Войдя в контакт с доктором Sid_ом - ST2SA, я попросил его о содействии в получении лицензии для работы из Южного Судана. Ответ был весьма выразительный: «Cool down!», что по-английски примерно означает: «Остынь!». Оказалось, что в заветном месте тоже не всё слава богу: как и в Руанде, там идет гражданская война. Не прошло и месяца, как RK3AH Евгений сообщил мне, что 13 марта с.г. комитетом DXCC принято решение об удалении Южного Судана из списка этого диплома. Теперь всякий смысл в организации этой экспедиции, к сожалению полностью пропал.

Взамен появилась другая возможность: поработать, хотя и не- много, из 9U5. Используя один трансивер ICOM “IC-706” с согласующим устройством и питанием от автомобильного аккумулятора на простую дипольную антенну, за несколько минут «на ходу» удались QSO с Европой, Северной Америкой и даже с Океанией – А3, с двумя С21, VK9NS, и одним ZL. В результате, было проведено около 200 QSO с 40 странами, только SSB и только 20м. Не заставили себя ждать и мои старые знакомые, позывные которых в обязательном порядке фигурировали в аппаратных журналах моих всех предыдущих экспедиций. На этот раз дружной командой выстроились они на частоте для очередного приветствия. RU3HY, UA3HR, RA3AZ, RK3AZ, RA3AR, RA3AK, RZ3CC, RA3AUU, RK3AO, RU6UN, UA3AB, RU3FM, UA3AHA, RA3AUM, RV6HY/3 и RU3HD. Не скрою, было приятно услышать сразу, столько знакомых голосов в этом отдаленном уголке Земли.

Ну вот, пожалуй, всё. Миссия затянулась, пора собираться домой. За экватором начинается весна, такая теплая и долгожданная. Теплых вещей не понадобилось. Вылет намечен на апрель.

Мурабехо, Африка, что на местном наречии значит: до свидания, Африка! Спасибо за суровое гостеприимство.

Я вышел из коттеджа на африканское солнце. Из соседних окон доносился стук домино; из магнитофона гремела бессмертная песня «Киса ты моя, Лариса». Все здесь было, как обычно…

73 de 9X0A (RW3AH)

[обратно к титульной странице]

Автор: Андрей Федоров
RW3AH - 9X0A
1997-2006 (c)